August 18th, 2004

nose

НА ЗАКАТЕ

Когда, измученный работой,
Огонь души моей иссяк,
Вчера я вышел с неохотой
В опустошенный березняк.

На гладкой шелковой площадке,
Чей тон был зелен и лилов,
Стояли в стройном беспорядке
Ряды серебряных стволов.

Сквозь небольшие расстоянья
Между стволами, сквозь листву,
Небес вечернее сиянье
Кидало тени на траву.

Был тот усталый час заката,
Час умирания, когда
Всего печальней нам утрата
Незавершенного труда.

Два мира есть у человека:
Один, который нас творил,
Другой, который мы от века
Творим по мере наших сил.

Несоответствия огромны,
И, несмотря на интерес,
Лесок березовый Коломны
Не повторял моих чудес.

Душа в невидимом блуждала,
Своими сказками полна,
Незрячим взором провожала
Природу внешнюю она.

Так, вероятно, мысль нагая,
Когда-то брошена в глуши,
Сама в себе изнемогая,
Моей не чувствует души.

1958
nose

К разговорам о морали

Те, кто пытается подняться выше Нового Завета, опускаются ниже Ветхого.

Вот типовой диалог:
Христианин: Х (содомия, блуд, вероотступничество etc)– это грех.
Его собеседник (победительным тоном): А кому сказано: "Не судите"?! (варианты: А кому сказано: "Кто из вас без греха, первым брось в неё камень"?!; Где ваше христианское смирение?! etc)

Логическая ошибка элементарна. Ветхий Завет весь работает на отделение чистого от нечистого. Снова и снова: "Вот это нужно – вот это нельзя", "вот это мудрость – вот это безумие", "вот это праведность – вот это грех"… Новый говорит: "Да, это грех. Но ты должен простить грешника". Современная мораль греха не видит. На колу мочала…