June 15th, 2005

nose

Продолженiе серiи про сторожа

ТРОПА ВОЙНЫ


Я былъ съ нимъ знакомъ - онъ мечталъ взять рубины въ ладонь.
И я говорилъ ему, что путь вверхъ опасенъ,
И что тотъ, кто пойдетъ туда, попадетъ под прицѣльный огонь.
Но он смѣялся: он зналъ, что этотъ путь прекрасенъ.

А время сѣдѣетъ съ той стороны стены,
А часовые любви уже смотрятъ въ прицѣлы...
Но онъ говорилъ: "Я радъ видеть васъ, сны!"
И вѣрилъ, - тѣ, что ушли далеко, остались цѣлы.

И онъ бѣжалъ по тонкому льду новаго дня,
А ночью сидѣлъ на холмѣ и смотрѣлъ на звѣзды.
И я не бывалъ тамъ, гдѣ онъ: развѣ могъ онъ понять меня?
Я только шепчу ему вслѣдъ: "Прощай, уже поздно…"

И онъ былъ какъ Павликъ Морозовъ, а время - какъ Жоржъ Дантесъ.
Это было въ Одессѣ, а можетъ - на Килиманджаро.
Кремлевскiя звѣзды глядели съ буддiйскихъ небесъ,
И онъ держалъ ихъ въ ладоняхъ - онъ не боялся пожара.

А время сѣдѣетъ съ той стороны стены,
А часовые любви уже смотрятъ въ прицѣлы...
И сорокъ двѣ тѣни идутъ по тропѣ войны,
И видятъ сны, и остаются цѣлы.




Узнаваемо?


Collapse )