November 23rd, 2012

nose

Выписка

Одна изъ презумпцiй, которыми явно или неявно руководствуются изслѣдователи, состоитъ въ томъ, что человѣческая индивидуальность представляетъ собой итогъ длительнаго развитiя, собственно, его вѣнецъ. Пишутъ о «рожденiи индивида», о его «открытiи» или становленiи въ сравнительно недавнiй перiодъ европейской исторiи. Предполагается, слѣдовательно, что до XVI, XIV или, въ лучшемъ случаѣ, до XII столѣтiя (въ зависимости отъ принятой тѣмъ или инымъ историкомъ концепцiи) неправомѣрно говорить о личности и тѣмъ болѣе объ индивидуальности… Нетрудно видѣть, что въ основѣ подобныхъ рассужденiй лежитъ идея эволюцiоннаго прогресса, неуклоннаго восхожденiя человѣка отъ болѣе простыхъ, чтобы не сказать примитивныхъ, формъ къ индивидуалисту Новаго времени. Исторiя трактуется телеологически, она орiентирована на современное состоянiе общества и интерпретируется какъ его постепенная подготовка. Но если подобная методологiя могла найти свое оправданiе въ XVIII и отчасти въ XIX вѣкѣ, то нынѣ идея поступательнаго прогресса едва ли прiемлема. Послѣ двухъ разрушительныхъ мiровыхъ войнъ, послѣ ГУЛАГа, Освенцима и Хиросимы, послѣ возникновенiя тоталитарныхъ режимовъ на Востокѣ и Западѣ нашъ взглядъ на ходъ исторiи не могъ не измѣниться самымъ радикальнымъ образомъ. Разве исторiя не преподала намъ уроки смиренiя? Идея прогресса, сохраняя свою истинность примѣнительно къ отдельнымъ и специфическимъ формамъ дѣятельности, такимъ, напримѣръ, какъ наука и техника, не внушаетъ болѣе довѣрiя, когда ее по-прежнему пытаются примѣнить къ исторiи въ цѣломъ.

(А.Я.Гуревичъ)