August 19th, 2013

nose

(no subject)


Вѣдь не можетъ же быть, чтобы не было у него мелкой, безобидной страстишки, которая здѣсь ему только мѣшаетъ, а тамъ могла бы стать сутью его жизни. Кажется, онъ кошекъ любитъ.



Положа руку на сердце:
Среди людей, которых я так или иначе знал за свою жизнь, попадались всякие. Нѣкоторые меня очень обижали (правда, въ послѣднiй разъ это случалось очень давно - но мнѣ даже и сейчасъ не доставило бы удовольствiя съ ними поболтать за чашкой кофе). Многiе были очень глупы, что само по себѣ удручаетъ. Другiе, можетъ быть, и не были, но наше общенiе не высвѣтило той области, въ которой это бы сказалось. Съ третьими оно высвѣчивало какъ разъ тѣ мѣста, гдѣ глупъ былъ я. За четвертыми я съ разной степенью достовѣрности знаю очень нехорошiе поступки (не по отношенiю ко мнѣ, а вообще). И такъ далѣе.

Но вотъ я сейчасъ честно пытался – и не смогъ вспомнить человѣка, котораго бы я зналъ – и у котораго бъ не было золотой каемки, напоминающей объ образѣ и подобiи. Я ее видалъ у приблатненныхъ алкоголиковъ, у шлюховитыхъ стервъ и даже у рафинированныхъ интеллигентовъ. По-моему, безъ нея людей не бываетъ – ну или почти не бываетъ.

Оно конечно, «зналъ» - не то что «былъ знакомъ» или «общался по службѣ»: это все же предполагаетъ, что ты хоть разъ видѣлъ что-то за предѣлами той роли, въ которой общенiе обычно происходитъ. Такъ-то мало ли я знавалъ въ лицо и по имени наглыхъ безграмотныхъ дуръ, къ примѣру. Но мой жизненный опытъ, въ общемъ, сводится къ тому, что ихъ каемку мнѣ просто не довелось увидѣть – и, честное слово, я не удивился бы, увидѣвъ, но обрадовался (говорю съ увѣренностью, поскольку не разъ такое бывало).

Это я себѣ напоминаю: даже у журналистки ХХ, юзера XY или политика NN, по всѣй вѣроятности, есть такая каемка. Искать ее, въ общемъ-то, не мое дѣло, да и публичная репрезентацiя XX, XY и NN ею никакъ не оправдывается, но помнить о ней все же слѣдуетъ.

nose

Дiалогъ

А.: Я иногда думаю, что, возможно, мое убѣждение: «Писать "очень вѣрно подмѣчено!", или "цѣнная мысль!", или "какъ это вы хорошо выразили!" - необязательно и даже какъ-то неудобно», - не дало мнѣ завести множества интересныхъ знакомствъ.

В.: Пожалуй, хотя я и самъ ему обычно слѣдую. Въ концѣ концовъ, не так ужъ много настолько избалованныхъ людей, что для нихъ такiе комментарии - просто докука. Так что оно и прiятно. Ну то есть понятно, что намъ съ тобой раскланиваться резона нѣтъ, - а вот S я обычно пишу что-нибудь доброе, когда онъ въ дiастолѣ.

А.: Гмъ... "Дiастола"... Какъ сообщаетъ Википедiя, это какое-то состоянiе сердечной мышцы, въ которомъ, въ частности, пребываетъ эта самая мышца въ моментъ смерти. Къ чему бы это?

В.: Ну S тó пишетъ нѣчто, что могла бы написать P, если бы умѣла на подобныя темы говорить не только цитатами изъ "Методички юнаго либерала" - тó что-нибудь такое, что и безпартiйный оцѣнить можетъ. Первое - систола, второе - дiастола. Это я ad hoc такъ обозначилъ.

А.: Такъ и представляю себѣ разговоръ: «Какъ тамъ S? Давно его не видалъ, думаю позвонить. Онъ сегодня въ дiастолѣ? – Нѣ’, сегодня въ систолѣ, лучше завтра звони»…