November 27th, 2013

nose

(no subject)

Оказывается, къ «оне» (т.е. къ «онѣ») уже даютъ значенiе «шутл. эрратив к местоимению они А оне всё укрепляють вертикаль». Zeitgeist, друзья мои, Zeitgeist.

Ежу (въ отл. отъ нѣкоторыхъ знающихъ слово «эрративъ») понятно, что никакого эрратива тутъ нѣтъ: всѣ мы такое употребленiе видали и прекрасно знаемъ, что это просто недостаточная грамотность, а не нарочитое искаженiе. Авторъ фразы (тутъ вставимъ слово «почти», просто на всякiй случай) навѣрняка хотѣлъ употребить то ли архаическiй, то ли дiалектный (что для многихъ одно и то же) сvнонимъ къ «они», - а что «онѣ», которое онъ гдѣ-то встрѣчалъ (а мы ему подскажемъ: въ «Сказкѣ о царѣ Салтанѣ») не вполнѣ сюда подходитъ, то ему невѣдомо.

Но интересно не это – интересно другое. Вслѣдъ за нашимъ недостаточно компетентнымъ носителемъ языка идетъ человѣкъ, знающiй слово «эрративъ» (и, какъ пить дать, слова «нарративъ», «дискурсъ» и «гендеръ» тоже), но при этомъ смерть какъ боящiйся словъ «неграмотный» и «ошибочный». Поэтому тамъ, гдѣ носитель – да не одинъ - ошибается, нашъ человѣкъ видитъ не ошибку, а "тоже норму", "такую норму". Только нетрадицiонную.

Что-то мнѣ это смутно напоминаетъ, но не соображу, что.
nose

И о погодѣ

Кто-то изъ френдовъ (увы, я позабылъ, кто) просилъ оповѣстить, когда у насъ выпадетъ снѣгъ. Оповѣщаю: вчера, наконецъ, выпалъ и пока лежитъ.