October 28th, 2015

nose

Наташи

Что имя "Наташа" въ половинѣ языковъ мiра прiобрѣло неудобьсказуемое значенiе, общеизвѣстно и даже понятно. Но это, насколько я понимаю, могло все же произойти не раньше 90-хъ, когда распавшаяся имперiя стала исправно поставлять мiру живой товаръ по бросовымъ цѣнамъ.

Однако Наташи какъ доступныя женщины упоминаются и раньше - въ пѣсенкахъ Жильбера Беко и ансамбля "Чингизъ-ханъ", - причемъ другихъ русскихъ именъ въ этой связи я не упомню.

Было и еще раньше: "Бери, -- говорятъ, -- братъ, себѣ теперь Наташу, -- мы тебѣ хорошую Наташу дадимъ, какую хочешь выбирай"...
- Какъ! женили васъ на татаркѣ?
- Да-съ, разумѣется, на татаркѣ... Замѣтили, что я ею сталъ отягощаться, и сейчасъ другую мнѣ привели, эта маленькая была дѣвочка, не болѣе какъ всего годовъ тринадцати... Сказали мнѣ:
"Возьми, Иванъ, еще эту Наташу, эта будет утѣшнѣе".


Тутъ, конечно, просто "женщина", безъ семы "продажность/доступность" - но это же переходъ нерѣдкiй (ср. "дѣвка", напримѣръ).

И почему имянно Наташамъ такъ не везетъ, не знаю.