February 18th, 2020

nose

(no subject)

Началъ я тутъ читать серiю романовъ о французскомъ сыщикѣ на закатѣ ancien régime. Тамъ, въ частности, пишутъ:

"Онъ не забылъ, что назавтра должен былъ составить отчетъ генералъ-лейтенанту полицiи. Недовольный голос месье де Сартина не переставалъ звучать у него въ ушахъ: «Точность и краткость». Но въ этомъ отношенiи Николя никогда не испытывалъ трудностей, и <начальникъ> цѣнилъ его четкiй, дѣловой стиль. Онъ былъ благодаренъ iезуитам изъ Ванна, развившимъ у него эпистолярный даръ, а также нотарiусу, контора котораго была его первой службой, — тамъ онъ понялъ важность и значенiе вѣрно выбраннаго слова".

Въ сущности, для этого вотъ въ школахъ и учатъ (должны учить) родному языку и литературѣ. И программу слѣдуетъ составлять для этого, и требовать этого, и развивать это. Но уже и въ совѣтской школѣ отъ этого оставалось ничтожно мало, а сейчасъ, говорятъ, и того нѣтъ.