December 3rd, 2020

nose

Сказано.

Весь мiровой — и особенно отечественный — опыт показывает, что нѣтъ такой плохой ситуацiи, которую нельзя было бы радикально ухудшить. Ситуацiя передъ революцiей 1917 года была намного тяжелѣе, чѣмъ сейчасъ: уже три года шла Мiровая война, миллiоны людей погибли, миллiоны на фронтѣ привыкли къ оружiю, насилiю и жестокости, миллiоны въ тылу — къ суровымъ лишенiямъ. Что можетъ быть хуже? Не хватитъ ли терпѣть Царя, который «кровавый», правительство, которое состоит изъ «дураковъ и измѣнниковъ», министровъ, которые «воры»? Люди вышли на улицы съ красными бантами и вскорѣ убѣдились, что хуже быть можетъ, причемъ значительно хуже. sergeyhudiev

Громче всѣхъ кричатъ, когда ихъ грабятъ, тѣ, кто въ уличныхъ безпорядкахъ симпатизируютъ не полицiи, а грабителю. (Nicolás Gómez Dávila)

Первые богоборцы и атеисты шли подъ знаменемъ Просвѣщенiя и Свободы Познанiя. А сейчасъ? Оставшiеся больше всего боятся, что кто-то неподготовленный узнаетъ что-то такое, чего изъ него потомъ не выбьешь ничѣмъ! leonid_b

У нас стукачей всѣ презирали, и они сами себя презирали, а Г.д.р.-овский мирный обыватель свято был увѣренъ, что не только воръ, но и еще 837 категорiй должны сидѣть въ тюрьмѣ. ermenegilda