February 4th, 2021

nose

Сказано.

Все-таки, покуда музыка предназначена для увеселенiя - не могу я ее любить. Понимать - да. Умом, какъ говорится - люблю, а сердцем – нѣтъ, не люблю.
Покуда въ музыкѣ есть только одинъ уровень воспрiятiя - игрушка это, пусть и сколько угодно виртуозная. И джазъ до расцвѣта Коулмена Хоукинса - игрушка. И въ этомъ отношенiи самая печальная исторiя - съ Армстронгомъ. Человѣкъ создалъ языкъ стиля, придумалъ массу прiемовъ, научилъ джазъ пѣть да и просто был музыкантомъ феноменальнымъ - и все это въ перiодъ, когда под джазъ танцульки устраивали. Когда же пришла пора осмысленiя и новыхъ смысловъ - сдѣлался генiй ручнымъ негритосомъ, про прекрасный мiръ пѣлъ и въ очередь съ какимъ-нибудь Синатрой увеселялъ почтеннѣйшую публику, которая даже не знала, чѣмъ еще знаменитъ этотъ вѣчно счастливый ниггеръ. Записи послѣ сороковыхъ - почти всѣ просто сердечная боль. На каждую пѣсню - по одному короткому соло, и слышно, что труба такая, какой больше ни у кого нѣтъ, только что въ ней проку, когда она пять нотъ беретъ? Такъ что какъ диѳирамбы теперь пѣть - это все про Сатчмо, а какъ говорить о развитiи джаза, о новыхъ горизонтахъ, о превращенiи джаза въ музыку для ушей etc. - такъ это, пожалте, Майлзъ, Паркеръ да Колтрейнъ. Грубоватый примѣръ, не безъ изъянов, однако жъ слишкомъ, слишкомъ часто вѣрный...
Переслушивать записи Армстронга годовъ 50--60-хъ невѣроятно тоскливо.
Добрый дѣдушка из минстрелъ-шоу.
Но дѣло даже не въ этомъ. Тамъ не все такъ просто.
А вотъ когда ты слышишь на фонѣ отшумѣвшаго уже свинга, бигъ-бэндовъ, бопа, черта лысаго - неизмѣнный стомпъ 20-хъ годовъ - вотъ это по-настоящему удушаетъ. (А.Рондаревъ)Collapse )