February 8th, 2021

nose

Сказано.

Грѣхъ не можетъ быть принятъ, или оправданъ, или проигнорированъ - грѣхъ должен быть осужденъ. Если мы негодуемъ на преступленiя террористовъ - что жъ, Богъ негодуетъ на нихъ еще сильнѣе. Если мы осуждаемъ ихъ - Божiй суд еще строже. Вотъ только у насъ большая проблема - Бог нелицепрiятенъ. Онъ одинаково справедливо обойдется съ нами и съ ними. sergeyhudiev

Достаточно вспомнить, что издатели публикуютъ, чтобы закружилась голова отъ мысли о томъ, что они отвергаютъ. (Nicolás Gómez Dávila)

Здравый смыслъ и Олегъ Куликъ ... съ двухъ противоположныхъ сторонъ уже давно показали, чѣмъ кончается необузданный творческiй полетъ. Безпредельная свобода самовыраженiя заканчивается безпредѣльной же скукой и самоповторомъ, ибо внѣ какихъ-либо рамок свободу от долдонства отличить очень трудно. Ну да это все азы.
Смыслъ же въ том, что есть вещь - возможно, одна-единственная - которая объединяетъ любыхъ исполнителей, будь то <Биллъ> Эвансъ, Рихтеръ или прилежный ученикъ Ингви Мальмстина. Называется она дисциплиной.
Штукой этой овладѣть, как показываетъ опытъ, труднѣе всего. Можно научиться шарить пальцами по клавишамъ со скоростью швейной машины, можно выучиться рвать струны зубами или играть на рояли пяткой. Это все вещи понятныя, онѣ проходятъ по вѣдомству вдохновенiя, коему предѣловъ класть никто не моги.
А вотъ эта свинская штука, идущая прямо вразрѣзъ съ вдохновенiемъ, - она съ наскоку въ руки не дается. Въ учебныхъ заведенiяхъ ее не проходятъ. Нет такого предмета - дисциплина.
И единственный способ ее добыть - это играть двадцать лѣтъ одну пьесу. Находя въ ней не только все новыя и новыя глубины, но также и все новые и новые ограниченiя.
Принять ихъ на себя - большой подвигъ. Хвалить за нихъ никто не станетъ. Критика не будетъ писать взахлебъ, что такой-то исполнитель - воплощенныя дисциплина и самоограниченiе. Не то читающая публика решитъ еще, что ей подсовываютъ какого-то солдафона, которого, по известной метафорѣ Феллини, метрономомъ можно и нужно замѣнить. (А.Рондаревъ)

Чѣмъ отличается столица отъ другого города, даже большого? Въ столицѣ ты никогда не бываешь одинъ. Что бы ты ни придумалъ, всегда найдешь человѣка, который тебя поддержитъ, пойметъ и дополнитъ, и другого человѣка тоже всегда найдешь – который скажетъ тебѣ, что придумалъ ты полную чушь, а на самом дѣлѣ всё не такъ, а вотъ этакъ. leonid_b