April 17th, 2021

nose

Сказано.

Если Iисусъ – просто учитель любви, никакой надежды у насъ нѣтъ – давайте отдавать себѣ въ этомъ отчетъ. Смерть не побѣждена. Никакой небесный Iерусалимъ насъ не ожидаетъ. Слова Апостола Iоанна “Богъ есть любовь”, слова, которые онъ произноситъ, имѣя въ виду Бога, который сталъ человѣкомъ и принялъ муку и смерть ради спасенiя своихъ мятежныхъ творенiй, не имѣютъ никакихъ основанiй – коль скоро тотъ, кто умеръ на Крестѣ, не Богъ.
Еретики прошлаго оспаривали либо Божество Христа, либо Его человѣческую природу; для докетистовъ (и позже, катаровъ) человѣческая природа Христа была иллюзорной; арiане, хотя и признавали Христа сверхъестественнымъ Сыномъ Божьимъ, отказывались видѣть въ немъ Бога, совѣчнаго Отцу.
То и другое обращало нашу надежду въ прахъ; если Iисусъ – не человѣкъ, то никакого Искупленiя не произошло, Онъ остается глубоко чуждъ тому человѣческому роду, который, вродѣ бы, пришелъ спасти, Гологоѳа – не высшее проявленiе спасающей любви Божiией, а иллюзiя, голограмма, киношный спецэффектъ. Если Онъ не Богъ, то никакой Божiей любви в Голгоѳѣ нѣтъ – болѣе того, есть ея отрицанiе. Въ этомъ случаѣ вовсе не Богъ въ плоть облекся, и былъ распятъ и погребенъ за насъ, неблагодарныхъ и злонравныхъ, а Богъ отдаетъ на смерть глубоко преданнаго Ему праведника. Является ли этотъ праведникъ просто человѣкомъ (как полагаютъ либеральные богословы) или высшимъ из ангельскихъ творенiй (какъ полагал Арiй и полагаютъ современные Свидѣтели Iеговы), въ любом случаѣ онъ – не Богъ, и его жертва – это никак не жертва со стороны Бога.
И вотъ, чтобы защитить нашу надежду, и принимается Халкидонскiй догматъ – Церковь четко формулируетъ свою изначальную вѣру въ то, что Iисусъ – совершенный Богъ и совершенный человѣкъ. Вы можете отказаться его признавать; но тогда Апостольская вѣра въ то, что Богъ есть любовь – не Ваша вѣра. Въ этомъ случаѣ Богъ (какъ бы Вы Его себѣ ни представляли), не облекся въ нашу плоть и не принялъ нашу смерть, чтобы спасти насъ.
Отказываясь признавать догматы, Вы не можете раздѣлить нашей надежды – отнюдь не потому, что мы Вамъ этого не позволяемъ – но потому, что вся наша надежда держится на том, что Богъ облекся въ человѣка и страдалъ ради страдающаго, былъ умерщвлен ради умерщвленнаго и погребенъ ради погребеннаго. sergeyhudievCollapse )